08/09/2020

Игорь ДОДОН: «Наш концепт — построить экономику, основанную на внутреннем производстве, инвестициях и экспорте»
Игорь ДОДОН: «Наш концепт — построить экономику, основанную на внутреннем производстве, инвестициях и экспорте» Интервью

Нынешний год оказался невероятно сложным. Погодные испытания больно ударили по сельхозпроизводителям и всей экономике страны; пандемия не только сама стала вызовом, в буквальном смысле остановив на несколько месяцев нормальное течение жизни в нашей стране и во всем мире, но и обострила массу существовавших проблем; усугубляющееся по мере приближения выборов противостояние политических сил и непрекращающиеся попытки взять реванш теми, кто чуть больше года назад был отстранен от управления страной… На гребне всех этих проблем фигура первого лица государства оказалась одним из основных ориентиров — от него ждут помощи, поддержки, способности отыскать решение самых сложных проблем. В преддверии празднования Дня Независимости Президент Республики Молдова Игорь ДОДОН рассказал читателям журнала Business Class, что оказалось самым сложным во всей этой череде испытаний, и в чем видит залог успешного преодоления нынешней кризисной ситуации.

BusinessClass: Нынешний год выдался особенно сложным: погодные испытания, пандемия... И на гребне этих проблем вы оказались одним из основных действующих лиц. Что стало самым сложным? Можете ли вы выделить то, что было сделано безусловно верно, и отметить вопросы, которые могли быть решены иначе?

Игорь Додон: Бывают жизненные ситуации и экзамены, перед которыми у нас нет специальной подготовки, нет прецедентов, нет сборника готовых решений. Именно так случилось со всеми нами в этом году — на нас обрушились и тотальная пандемия, и небывалая засуха, и жесткий карантин. Это тот самый пресловутый «черный лебедь», по Талебу, который появился неожиданно и перевернул все с ног на голову.

Я считаю, что мы сделали все возможное в этих условиях как государство, как власть, чтобы смягчить негатив, исходящий от всей этой совокупности кризисов, и думаю, что обьективную оценку нашим действиям можно будет дать спустя время, может, через пару лет, когда эмоции останутся позади, и эксперты смогут холодным рассудком сделать комплексный анализ сложнейшего 2020 года. Уверен, что эта оценка будет положительной, потому что государство в самом деле сработало по максимуму, не жалея сил, делая порой невозможное. Отмечу, что вопреки ожиданиям паникеров и пессимистов, ни на минуту не была приостановлена экономика страны, не было задолженностей по пенсиям и зарплатам, правительству даже удалось найти ресурсы для финансовой поддержки бизнеса и фермеров, средства на строительство дорог, ну а работники здравоохранения — вообще молодцы и герои — справились на отлично. Мы как страна и как общество выйдем из этой «идеальной бури» более опытными, подготовленными, сможем в будущем реагировать более слаженно на подобные вызовы. И нам уже стало понятно, что реформы в здравоохранении и в сельском хозяйстве нельзя больше откладывать — нужно повышать зарплаты врачам, оснащать поликлиники и больницы современной техникой, строить систему орошения на полях и т. д. Эти и другие задачи — дело ближайшего будущего.

BusinessClass: Была ли, на ваш взгляд, реакция общества на предложения и действия властей адекватной ситуации пандемии?

Игорь Додон: Нельзя дать однозначного суждения по этому вопросу. Я знаю, что некоторые лидеры общественного мнения направо и налево критиковали граждан, что они либо не соблюдали карантин, либо несерьезно относились к рекомендациям носить маску и тем самым усугубили течение пандемии. В то же время было немало критики в адрес властей, и эта критика нередко была крайне противоречивой. То нам вменяли в вину слишком быстрое решение о закрытии школ и детсадов, то, наоборот, обвиняли, что мы затягивали с этим решением. То от нас требовали открыть эти учреждения к 1 сентября, потому что дети страдают от безделия и теряют навыки, то просили держать школы и детсады закрытыми, чтобы не умножать количество инфицированных. Эти примеры указывают на то, что в обществе нет единого понимания, как нужно действовать, поэтому и нельзя судить об адекватности или неадекватности той или иной общественной реакции. Мы просто делаем свою работу грамотно, опираясь на рекомендации ВОЗ и на выводы наших специалистов, и, как я уже говорил, я уверен, что со временем наши решения будут оценены справедливо. Бесспорно, для всех нас эта пандемия была суровым и пробуждающим уроком. Она ослабила нас на целый год, но в перспективе сделает нас сильнее. И если были определенные ошибки (а кто их не делал в этом году?), то опыт поможет нам избежать их в будущем. Горький опыт — самый ценный опыт.

BusinessClass:Локдаун стал испытанием для всех, но особенно пострадал реальный сектор. Сейчас, как и люди, перенесшие COVID–19 в тяжелой форме, наши предприятия нуждаются в грамотной реабилитации. Какой она должна быть?

Игорь Додон: Я не думаю, что термин реабилитация на 100% применим к предприятиям, пострадавшим в результате борьбы с распространением коронавируса COVID–19. Да, многие пострадали, даже целые отрасли, секторы экономики. Сегодня остро стоит вопрос, что нужно сделать, чтобы эти предприятия вернулись в нормальное состояние и начали работать в параметрах, сравнимых с теми, что были до введения ограничительных мер.

Но чтобы решить этот вопрос, нужно сначала четко уяснить, что же произошло. Каковы причины случившегося? Причин несколько, но все они связаны с мерами по борьбе с распространением COVID–19. И заметьте, речь идет о мерах по борьбе с распространением коронавируса не только в нашей стране, но и за рубежом.

Приведу лишь несколько цифр. В апреле объем промышленного производства сократился на 25%. При этом показатели пищевой промышленности не только не сократились, но имел место некоторый рост. Вместе с тем производство одежды и обуви сократилось на 60%, электропроводки для известных автоконцернов и мебели — на 70%. Это те секторы, которые обеспечивают порядка 15% всего промышленного производства. Именно они и потянули всю промышленность вниз.

Скажите, что могла сделать в этом случае власть?! Это реальность молдавской экономики: целые ее секторы работают на давальческом сырье по заказам европейских компаний, и наши возможности влияния здесь ограничены.

Или другое направление — розничная торговля непродовольственными товарами. Показатели тут сократились в марте, и затем значительно — в апреле. Это полностью объясняется введением ограничительных мер внутри страны. Подобная ситуация и с HoReCa.

Сегодня, конечно, хватает умников, которые заявляют, что не надо было идти по пути введения чрезвычайной ситуации. Но факты — вещь упрямая: рост числа заболевших произошел и происходит всегда, когда власть идет на снятие ограничений или на их смягчение. Так было в мае, так произошло и в августе.
Продолжение статьи читайте в сентябрьском номере журнала Business Class!

Ați găsit o eroare în text? Selectați-l și apăsați CTRL+ENTER

Нашли ошибку в тексте?
Сообщите нам!

Сообщить об ошибке

ВАМ ТАКЖЕ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены (*).

3 дн. 20 час.

161

Реклама в ВС