22/09/2020

АДВОКАТЫ ОЛЕГ ЕФРИМ и ВЛАДИСЛАВ РОШКА О ПУТИ РАЗВИТИЯ КРЕПКОГО ПАРТНЕРСТВА
АДВОКАТЫ  ОЛЕГ ЕФРИМ и ВЛАДИСЛАВ РОШКА О ПУТИ РАЗВИТИЯ КРЕПКОГО ПАРТНЕРСТВА Менеджмент

Кажется, что после пяти лет на рынке бизнес-адвокатуры Республики Молдова адвокаты Олег ЕФРИМ и Владислав РОШКА уже не нуждаются в представлении. Они завоевали авторитет, в котором уже никто не сомневается. Основанное ими адвокатское бюро в последние годы содействовало заключению одних из самых крупных сделок и представляло одних из самых влиятельных лиц в стране. Но и это далеко не все, что можно сказать об их работе. Адвокаты согласились представить нам краткий обзор своей деятельности и рассказать, что значит отмечать годовщину в разгар пандемии.

BusinessClass: EFRIM, ROȘCA și Asociaţii отметило 5 лет деятельности на рынке бизнес-адвокатуры. Можно сказать, вы прошли проверку на профпригодность. Теперь вы не просто бюро, занимающее важное положение, а одно из самых котируемых в стране. Как вы оцениваете успехи партнерства и путь развития за эти годы?

Олег Ефрим: Личные и профессиональные качества моего партнера с самого начала вызвали у меня ощущение профессионального родства между нами. Моя работа в качестве адвоката с коллегами в прошлом — я имею в виду свою адвокатскую деятельность до того, как я занялся политикой — помимо положительного опыта, также позволил мне понять, каким не должно быть партнерство. А с Владом с самого начала у меня возникло ощущение, что все будет, как надо. Что подтверждается и сегодня.

Мы уверены, что за эти 5 лет мы оказались там, где планировали — впереди, рядом с равными. Мы конкурентоспособны и завоевали авторитет на рынке адвокатских услуг. Это видно не только по положению, занимаемому в рейтинге самых значительных международных юридических каталогов, но и по предложениям, которые мы постоянно получаем. Когда самые крупные транснациональные компании просят содействовать заключению сделок, значит, они считают тебя достойным работать с ними. Это признание нашего опыта и знаний. И именно к этому мы стремились.

Владислав Рошка: Наши отношения начались как трудовые. Я думаю, это сыграло свою роль. Работая больше года на общего клиента, мы узнали друг друга достаточно хорошо, чтобы возникло желание поддерживать сформировавшиеся отношения. Решение об объединении было бы принято еще быстрее, если бы Олег не был вовлечен в политическую жизнь. Мы дополнили друг друга и продолжаем дополнять, может быть, в этом секрет. В остальном у меня такое ощущение, что и сегодня я знаю своего партнера таким, каким узнал его в первый день. В первый же год работы у нас появились крупные клиенты благодаря профессиональной репутации, которая была у каждого еще до объединения. По большей части они обращались к нам, либо потому что мы сотрудничали раньше, либо по прямой рекомендации. Отличие, которое можно отметить за прошедшие 5 лет: теперь мы получаем предложения и на общий электронный адрес бюро. То, что люди решают работать с нами благодаря нашей репутации, показательно, с моей точки зрения. Если ты выполняешь свою работу хорошо, тебя заметят в любом случае. Имя и результаты говорят сами за себя, а в будущем это становится самой лучшей рекомендацией.

BusinessClass: В прошлом году вы публично заявили, что взялись представлять одного из самых влиятельных и противоречивых деятелей Молдовы. Нельзя не спросить: почему вы решили рискнуть репутацией? Не сыграл ли финансовый аспект решающую роль?

Олег Ефрим: Репутация адвоката по уголовным делам зависит от того, насколько хорошо он выполняет свою работу. Наша уголовная практика четко определена, и упомянутое вами дело прекрасно вписывается в нашу деятельность. Что касается финансового аспекта, наша ценовая политика ясная и прозрачная. И мы не работаем с людьми, которые не согласны заплатить столько, сколько стоит наш труд. Бывают исключения, когда мы оказываем юридические услуги pro bono, но, как правило, клиенты платят нам столько, сколько мы просим. Финансовый аспект важен, но он не сыграл решающую роль в принятии этого решения по той простой причине, что все наши договоры финансово привлекательны.

Владислав Рошка: Зачастую у людей, являющихся фигурантами уголовных дел, не самая хорошая репутация. Если мы начнем выбирать клиентов по такому критерию, лучше вообще не браться зa уголовные дела. Если же мы признаем, что у нас есть опыт и знания в этой области, то нет другого выхода, кроме как работать с людьми, разыскиваемыми властями по подозрению в совершении какихлибо преступлений.

Не знаю, как лучше это объяснить. Может, годы накопленного опыта скажут за нас, но все наши договоры привлекательны с финансовой точки зрения. И я бы хотел отметить, что абсолютно все клиенты для нас важны. А стоимость договора необязательно имеет значение. Для меня важна специфика, она должна заинтересовывать, бросать интеллектуальный вызов и побуждать к поиску способов преодоления трудностей, решения. После стольких лет практики в уголовных делах что-то заурядное уже не привлекает.

BusinessClass: Когда вы согласились работать с этим клиентом, какую позицию заняли ваши старые клиенты, почувствовали ли вы необходимость оправдать свое решение перед ними?

Олег Ефрим: Мы — адвокаты, и мы выполняем свою работу. С того момента, как мы соглашаемся сотрудничать, мы трудимся со всем усердием, независимо от того, что думает общественность о клиенте или о нас. В первую очередь нас характеризует профессиональный подход к работе. А люди, с которыми мы работаем (с некоторыми— с периода до создания ERA), знают нас не только с профессиональной, но и с личностной точки зрения, знают о наших убеждениях и ценностях.

Мы выбираем клиентов осознанно и ответственно. И никому не объясняем, почему мы решили работать с определенным клиентом. Это всегда было нашей личной прерогативой. Общественное давление никогда не сможет повлиять на наше поведение. И я не думаю, что мы должны давать кому-либо объяснения. Более того, я бы сказал, что это заложено в принципах ERA: плыть против течения и создавать здоровую практику.

Владислав Рошка: После того, как мы взялись за это дело, ни один клиент не ушел от нас. А в один из тех немногочисленных случаев, когда у нас была конъюнктурная дискуссия по этому поводу, один из клиентов даже сказал: «Меня не интересует, с кем вы работаете, а с кем нет, меня интересует только качество услуг, которые вы предоставляете мне». Если подумать, может, и есть такие клиенты, которые раньше обращались к нам за услугами, а теперь больше не делают этого именно по этой причине, может быть. Знаю наверняка, что никто такого не говорил нам в лицо.

Нередко адвоката ассоциируют с его клиентом. Это больше вопрос восприятия на уровне общества. Я заметил, что если представляешь клиента, в отношении которого существуют противоречивые мне- ния, некоторые могут принять решение не обращаться к тебе за услугами, чтобы не возникла связь с ним посредством адвоката. Могу привести недавний пример. Мне позвонили с просьбой порекомендовать иностранной компании хорошего адвоката по уголовным делам, но у которого бы не было связи с ERA, т. к. мы уже представляем одного из участников того расследования.

Хотелось бы обратить внимание на то, что речь не идет о конфликте интересов. Они признают наш опыт и знания и обращаются за рекомендацией. Мы не можем их представлять, но можем порекомендовать таких же профессионалов. Почему так происходит? Потому что в обществе, как и в правовых структурах, преобладает убеждение, что «если у нихобщий адвокат, значит, они как-то связаны». Что, по-моему, абсолютно ошибочно. Нельзя исключить, что у двух людей или коммерческих обществ могут быть определенные отношения, но то, что у них один адвокат, ни о чем не говорит.

...
Продолжение статьи читайте в сентябрьском номере журнала Business Class!

Ați găsit o eroare în text? Selectați-l și apăsați CTRL+ENTER

Нашли ошибку в тексте?
Сообщите нам!

Сообщить об ошибке

ВАМ ТАКЖЕ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены (*).

3 дн. 11 час.

162

Реклама в ВС