02/06/2022

Молдавский бизнес в новой экономической реальности. Как региональный кризис влияет на экономику Молдовы
Молдавский бизнес в новой экономической реальности.  Как региональный кризис влияет на экономику Молдовы Actual

Время, прошедшее с начала конфликта в Украине, сняло первоначальный шок. Однако сегодня все понимают: Молдова, восточноевропейский регион и мир живут в новых условиях. Произошедшие тектонические сдвиги затронули практически все пласты социально-экономической жизни. А их последствия для молдавского бизнеса усиливает влияние энергетического кризиса и остаточные эффекты пандемии.

 

Оценки экспертов о ситуации в экономике и перспективах ее развития пока не могут считаться окончательными. Глубина и динамика происходящих изменений вкупе с непредсказуемостью разрешения конфликта придают любым аналитическим выкладкам характер относительности. Тем не менее, они необходимы бизнесу: сегодня ему сложнее работать из-за логистических изменений и недостатка товаров. Параллельно взлетают цены.

Некоторые отрасли (текстильная промышленность, сельское хозяйство и др.) особенно пострадали в силу зависимости от импортных поставок. Это привело к замораживанию или остановке работы предприятий, в некоторых случаях сотрудников пришлось отправить в вынужденные отпуска или перевести в режим технической безработицы. Импорт сырья из Украины, Беларуси и России заменяется поставками из других стран, но это увеличивает транспортные расходы, оперативные и налоговые выплаты. Международные эффекты военных действий отразились и на движении денежных средств: у некоторых компаний нет возможности погасить законтрактованные кредиты. Но эта картина в общем, представленная в цифрах, она становится более отчетливой.

 

МЕЖДУ РЕЦЕССИЕЙ И СТАГНАЦИЕЙ

 

Ситуация в Молдове и мире еще с начала года вызывала опасения относительно динамики экономического роста. С одной стороны, уменьшился дисбаланс между спросом и предложением, начали восстанавливаться нарушенные в результате влияния пандемии цепочки создания стоимости и распределения, но с другой, усилилось инфляционное давление, в том числе резкий рост цен на некоторые товары первостепенной важности: энергоносители, продукты питания, транспортные услуги и т. д.

В феврале НБМ прогнозировал увеличение роста потребительских цен в Молдове в текущем году до 18,8% и почти на 7% — в следующем. Однако к марту индекс потребительских цен достиг уровня 116,6%, к апрелю — 118,5%. Катализатором стал ускоренный рост цен на нематериальные товары, услуги и продукты питания.

 

НБМ отреагировал на инфляционное давление ужесточением денежно-кредитной политики. Такая мера в нынешнем контексте применяется и некоторыми другими государствами, однако в Молдове она вызвала опасения относительно развития инвестиционной активности, и без того низкой. Так что в этом году страна может рассчитывать в лучшем случае на невысокий экономический рост, уверены эксперты. В Министерстве экономики оценивают этот показатель в 0,3% и надеются, что удастся избежать рецессии. Всемирный банк дает Молдове немного больше шансов — 0,4%.

Факторы снижения экономического роста обусловлены переносом в нашу экономику из воюющих государств усиливающегося кризиса. И первыми «сыграли» колебания валютных курсов. Сразу после начала конфликта жители Молдовы стали чрезмерно активно изымать сбережения из банков и скупать иностранную валюту; произошло существенное укрепление молдавского лея по отношению к российскому рублю и украинской гривне, но при этом курс национальной валюты к доллару США снизился.

«Из-за продолжающегося конфликта Молдова оказалась в зоне нестабильности. Естественно, что в этом году приток валюты в страну будет низким, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. Между тем, вывод иностранной валюты останется активным, и спрос окажет давление на обменный курс», — говорит руководитель департамента анализа и прогнозов Национального института экономических исследований АНМ Виктория Фала.

 

Второй фактор — внешняя торговля. В прошлом году на восточных соседей — Россию и Украину — приходилось 20% внешней торговли Молдовы, а если учитывать Беларусь, то 22,3%. За последние 10 лет, в том числе из-за ограничений, введенных Россией в отношении молдавской продукции, эти рынки значительно сузились для молдавского экспорта. Если в 2011–2012 годах их доля в ВВП составляла около 10%, то в 2018–2020 — 3, а в 2021-м — ориентировочно всего 2,7%. Кроме того, по данным за прошлый год, 21% экспорта товаров в Россию составлял реэкспорт, а его доля в Украину достигала 30%.

 

Более половины внутреннего экспорта (за исключением реэкспорта) в Украину и Россию — это агропродовольственные товары, поэтому сокращение спроса со стороны этих стран влияет на деятельность молдавских сельхозпроизводителей. Свою негативную роль играют и сложности в осуществлении перевозки грузов через восточную границу. «Воздействие конфликта увеличивается, если мы рассматриваем предполагаемый экспорт и в другие страны СНГ транзитом через Украину, —  подчеркивает Виктория Фала. — С трудностями уже столкнулись производители яблок, муки, молочных продуктов (масла, сыра), сильно сконцентрированные на восточных рынках. Хотя за последние два десятилетия производители вина переориентировались на другие рынки, они также затронуты».

 

ВНЕШНИЙ СПРОС И ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ

 

Складывается двоякая ситуация. Подавляющее большинство отечественных товаров вывозится в другие страны, и молдавские компании сегодня могли бы активизировать усилия по частичному замещению импорта агропродовольствия из Украины. В условиях сокращения поставок из соседней страны вероятен дополнительный внешний спрос и на молдавскую продукцию. «Вопрос о продовольственной безопасности перед Молдовой не стоит, и в условиях роста мировых цен на продовольствие страна может получить дополнительное преимущество, попробовав нарастить производство и экспорт», — считает независимый финансовый эксперт Виктория Сандуляк.

Она напомнила, что при росте цен недостаток продовольствия грозит бедным странам-импортерам. Молдова же практически полностью может себя им обеспечивать, более того, экспортирует продукты питания. В 2020 году товары продовольственной группы (фрукты, овощи, семена, зерно, злаки, алкогольные напитки, жиры и масла) суммарно занимали в структуре экспорта более 39%. При этом они не значатся ни в топ–10 товарных групп, ни в топ–10 отдельных товаров, которые Молдова импортирует.

Однако, с другой стороны, поставки из Украины серьезно встроены в потребительский рынок и производственный сектор Молдовы. По отдельным товарным позициям они составляли от 40 до 60%, а по некоторым доходили до 90%. В частности, до начала конфликта каждая четвертая бутылка подсолнечного масла импортировалась из Украины, сливочного масла — почти 80%, пшеничной муки и солода  — также почти 80, гречки — 80, соли — 60%. В Украине закупалось 35% дерева, более 40 тары, более 60 дров и до 80% древесины. Поставки гипса, цемента, железа и изделий из него, а также отдельных видов проката составляли от 40 до 80%.

 

Прекращение таких поставок, вне всяких сомнений, грозит проблемами целому ряду отраслей. Так же, как и прекращение импорта из России, которая по отдельным товарным позициям занимала 70 и более процентов. К примеру, произведенные в России удобрения составляет почти 80% их закупок в Молдову.

 

«Около 16% молдавского импорта промежуточных и капитальных товаров для промышленности в 2019 году приходились на Россию и Украину (65 и 58% соответственно), — отмечает Виктория Фала. — Прекращение поставок ставит под угрозу производственный процесс в краткосрочной перспективе, пока не будут окончательно определены новые рынки сбыта, и усиливает давление на внутренние цены в Молдове».

 

А с 8 апреля действует введенный Евросоюзом запрет на допуск на территорию стран ЕС грузового транспорта, зарегистрированного в России и Беларуси. Перевозчики, доставляющие грузы в Молдову, лишились маршрутов в объезд Украины. Между тем, автотранспортом в нашу страну экспортировали из России фанеру и комплектующие для мебельной промышленности, металл, стройматериалы, муку, из Беларуси — удобрения.

 

Молдавские перевозчики везли в Россию в основном скоропортящиеся грузы. После начала военных действий время в пути и, соответственно, стоимость перевозки увеличились минимум в 2 раза. Себестоимость поездки фуры от Кишинева до Ярославля, составлявшая раньше 900 €, теперь достигает 6 000 €. Возить сельхозпродукцию автотранспортом в Россию невыгодно, а в странах ЕС наблюдается ее избыток. Часть яблок удалось реализовать в соседней Румынии, но по остальным товарам молдавские власти ищут решения.

 

Все это выводит Молдову в зону повышенного риска как для иностранных, так и для местных инвесторов. А рост инфляции увеличивает затраты на финансирование и  поставку материалов для производства. «Вероятнее всего, пока не появится определенная ясность относительно разрешения конфликта, предприниматели будут неохотно инициировать новые инвестиционные проекты или развивать существующие, — отмечает Виктория Фала. — В этом контексте чрезвычайно важной для бизнеса становится поддержка государственных органов и партнеров по развитию».

 

Еще одна тревожная констатация — рост цен на энергоносители. Ограничения, принятые в отношении России после начала специальной операции в Украине, могут повлиять на поставки природного газа и привести к еще большему повышению мировых цен. Риск перебоев в поставках уже существует, особенно в случае Молдовы, которая полностью от них зависит. Соответственно, усиливается давление на государственный бюджет.

 

И наконец, ухудшение экономической ситуации в России вызовет сокращение денежных переводов от работающих в этой стране молдавских гастарбайтеров. Хотя в целом оно 

будет меньше, чем в 2014–2016 годах, когда российская экономика находилась в состоянии стагнации. С тех пор структура перечислений от трудовых мигрантов заметно изменилась: в 2021 году доля стран СНГ в сумме полученных денежных переводов (сформированных в основном за счет денежных переводов из России) составила менее 14,4% (по предварительным данным НБМ) или $293 млн. Это на 67,4% меньше, чем в 2013 году. И, тем не менее, денежные переводы из России оставались существенным фактором устойчивости потребительского спроса.

 

БИЗНЕС МЕЖДУ «ДО» И «ПОСЛЕ»

 

Таков фон, на котором молдавский бизнес пытается настроиться на новые условия и перспективы. В первую очередь, конечно же, оценили риски. В винодельческой компании Chateau Vartely подсчитали, что поставки их продукции в страны СНГ из-за конфликта на востоке сократятся примерно на 15–20%. В общем объеме экспорта предприятия это около одной пятой. Правда, сегодня сложно предугадать, на сколько в точности сократятся торговые обороты, так как накладывается еще и такой фактор, как начавшееся до конфликта повышение цен на конечную продукцию. 

 

«Во-первых, еще в прошлом году подорожало сырье, что уже отразилось на стоимости, —  объясняет директор Chateau Vartely Валерий Михалуца. — Повлияло подорожание энергоресурсов, которое спровоцировало рост цен на все составляющие производства: упаковку, стеклотару, транспорт, контейнеры для перевозок, которые сегодня в большом дефиците в Евросоюзе. Поэтому снижение продаж неизбежно, ведь все дорожает, а вино не входит в число продуктов первой необходимости. Пока комбинат справляется — по инерции и за счет запасов на складах, но сохраняющаяся неопределенность оптимизма не добавляет. Возможно, часть продукции придется продать по себестоимости».

 

Больнее всего ударил кризис по туристическому направлению Chateau Vartely. Оно сегодня практически заблокировано: отменены посещения групп из Украины и Румынии. «На март и апрель у нас были запланированы семинары и конференции, от проведения которых пришлось отказаться, — рассказал Валерий Михалуца. — Прошлым летом компания впервые с начала пандемии зафиксировала рост по этому направлению, с которым мы связывали большие планы, но с конца февраля туристы к нам не едут: слишком высоки опасения, что конфликт перекинется на Молдову». 

 

Строительный рынок, вышедший победителем из схватки с пандемией, на события в Украине отреагировал шоком. Поначалу ряд экспертов прогнозировали резкий скачок цен на рынке в связи со значительным подорожанием стройматериалов. Однако ситуация стабилизируется. «Первая неделя конфликта была сложной, но из разговоров с операторами строительной отрасли можно судить, что приемлемые решения уже найдены, — отмечает собственник компании Proimobil Влад Мустяцэ. — Несколько подорожали стройматериалы, особенно из металла, но к настоящему времени цены пошли на спад и ситуация успокаивается. Вначале на фоне шока некоторые компании приостановили продажи, но сейчас все вернулись к обычному ритму работы».

 

Первые 2–3 недели конфликта отразились и на продажах недвижимости, они заметно снизились, но сейчас снова приближаются к докризисному уровню. «Для полного восстановления рынка понадобятся еще месяц-два, — считает Влад Мустяцэ. — Мы продолжаем надеяться на мирное урегулирование конфликта в ближайшее время, но в  целом бизнес начинает адаптироваться к сложившейся ситуации. И если бы государство смогло повлиять на восстановление логистических цепочек, то это положительно отразилось бы на деятельности операторов рынка недвижимости».

 

Перестраивают операционную деятельность и крупные иностранные компании, работающие в Молдове. «Для Philip Morris Moldova сигареты производились на фабрике в Украине, в Харьковской области, где продолжаются военные действия, а значит, пока что нет возможности продолжать производство, — говорит директор Philip Morris Moldova Елена Науменко. — Существенно нарушилась логистическая цепочка поставок материалов, необходимых для производства, впоследствии эти факторы затронули наш филиал в Молдове. В данный момент мы ведем переговоры о поставках с других фабрик нашей компании».

Однако процесс этот очень непростой, так как фабрики и в обычное время имеют план производства на много месяцев вперед. «Это связано с логистической цепочкой материалов, необходимых для производства, со спецификой оборудования на конкретных фабриках, — отмечает Елена Науменко. — Например, не все могут производить определенный формат сигарет или же тип пачки. А чтобы изменить элементы упаковки нужно перенастраивать оборудование. Поэтому даже в нормальное время при любом изменении продукта, даже таком, казалось бы, простом, как надпись на пачке, нам требовалось не менее 6 месяцев, чтобы эти изменения имплементировать».

 

В поисках альтернативных вариантов поставок и Украина. Там команда в процессе налаживания внутренней логистики, и им уже удалось возобновить поставки в 12 областей. Поэтому для возобновления нормальной работы, несмотря на оперативную реакцию коллег из различных департаментов и стран, все-таки потребуется значительное время, заключила  директор Philip Morris Moldova

 

Что касается деятельности на глобальном рынке, то Philip Morris уже начала сворачивать работу в России: остановила запланированные инвестиции и отозвала текущие: установку новой линии производства табачных стиков для Iqos Iluma стоимостью $150 млн, а также отменила запуски новых коммерческих проектов и сняла с продаж ряд сигаретных брендов.

 

Последствия конфликта ощутили на себе и представители сахарной промышленности. Как рассказали Business Class в администрации компании Moldova Zahăr, сложности появились при закупке материалов и услуг. В силу географического расположения Молдовы импортировали их из Украины и Румынии либо доставляли через эти страны транзитом, но все же большая часть логистических цепочек шла через восточную соседку. Конфликт привел к их разрыву ввиду отсутствия страховых гарантий для поставщиков.

 

Полностью нарушена связь и с партнерами из России и Беларуси, так как транспортировка их товаров осуществлялась через территорию Украины. Из-за роста цен и несоблюдения сроков поставок дизельного топлива и удобрений в период весенне-полевых работ пришлось нарушать технологию выращивания сахарной свеклы, а это ставит под угрозу урожай 2022 года. 

 

Есть и другой риск. Украина и Россия, крупнейшие в мире производители подсолнечника, после введения санкций и разрыва логистических цепочек столкнулись с проблемами в экспорте этой культуры. В итоге цены на подсолнечник поднялись, и многие производители, чтобы не покупать потом втридорога, засеяли им площади, законтрактованные ранее под сахарную свеклу. Как следствие, плантации сладкого корнеплода уменьшились более чем на 20%.

 

Moldova Zahăr пересматривает свои инвестиционные проекты, стараясь, несмотря на все сложности ситуации, все же не урезать бюджет инвестиций на текущий год. В случае продолжения конфликта компании придется переориентироваться на запад и покупать там уголь, производственную химию, мешки и т. д., доставляя их транзитом через Румынию. А это более высокие цены и усложнение логистики. Если к этому добавить рост цен на газ и инфляцию, то можно с уверенностью утверждать: сахар будет дорожать.

 

Представители отрасли приветствовали бы поддержку производителей сахарной свеклы  по примеру субсидирования в странах ЕС, ведь закупочная цена корнеплода в Молдове выше, чем во многих странах Евросоюза, а фермеры из-за отсутствия господдержки и сложности технологии выращивания этой культуры все чаше теряют к ней интерес.

 

«В нынешних реалиях поддержка государства очень важна, — констатирует  Елена Науменко, выражая общее мнение собеседников Business Class. — Учитывая, что меняются цепочки поставок, а у каждой компании на рынке есть свои особенности и правила, для нас, представителей бизнеса, очень важен диалог и взаимопонимание с государственными структурами. Обмен опытом и открытое обсуждение бизнес-процессов поможет всем компаниям в Молдове преодолеть этот кризис, получить возможность продолжить работу в нормальном режиме, платить налоги государству и зарплату сотрудникам».

 

Тема поддержки бизнеса со стороны государства — отдельная и сложная ввиду нехватки средств на покрытие всех бюджетных расходов, связанных с целым комплексом проблем. Однако власти частично компенсируют стоимость газа, особенно для энергоемких  производств, а также акциз на топливо для сельхозпроизводителей. Дополнительные средства на эти цели правительство предусмотрело и в корректировках бюджета на этот год, утвержденных 18 апреля. В частности, на 250 млн леев был увеличен Национальный фонд развития сельского хозяйства и сельской местности — для финансирования аграрного бизнеса и компенсации акцизов на дизтопливо, на 200 млн повысили расходы казны на энергоэффективность, на 50 млн — средства для поддержки перевозчиков.  

 

Молдова больше всех экономически страдает от событий в Украине после стран, вовлеченных в конфликт. Как подсчитали в рейтинговом агентстве Moody's, вставшие перед Молдовой риски настолько высоки, что их не компенсируют полностью ни увеличение финансовой поддержки со стороны Евросоюза, ни помощь международных финансовых организаций. Факторы риска, прежде всего, близость конфликта и энергетическая зависимость. На таком фоне Moody's изменило прогноз рейтинга Молдовы со стабильного на негативный, однако все же подтвердило ее экономическую устойчивость, пусть и весьма ограниченную (В3). Среди рекомендаций: повышение эффективности политик. В очередной раз Молдове напомнили: качество госуправления — определяющий элемент выживания и государства, и общества, и бизнеса. 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Ați găsit o eroare în text?
Spuneți-ne!

Raportați o eroare

ВАМ ТАКЖЕ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ

Lasa un comentariu

Adresa dvs. de email nu va fi publicată. Câmpurile obligatorii sunt marcate (*).

18 zile 4 ore

187-188

Publicitate în BC