11/10/2022

Green Transition и Молдова
Green Transition и Молдова Тема номера

Этот процесс идет полным ходом.

То, что еще лет пять назад казалось недостижимым или относилось к разряду рассуждений, сегодня не только выглядит вполне реальным, это происходит.

О масштабах зеленого перехода Молдовы красноречиво свидетельствует следующий факт: по состоянию на 1 сентября 2022 года Moldelectrica выдала 58 действительных пакетов Технических условий (ТУ) на подключение к передающей сети возобновляемых источников энергии (ВИЭ) суммарной мощностью более 1 076 МВт. Сейчас в пиковые периоды (декабрь-январь) республика потребляет электроэнергии, для выработки которой хватает мощности в пределах 800–900 МВт в месяц. Так что если построят все объекты, на которые были запрошены ТУ, то у страны есть вполне реальные перспективы в обозримом будущем не только полностью обеспечивать себя энергией за счет зеленых технологий, но и стать ее экспортером. Правда, существует то самое «если».

 

Инвесторы идут

В Молдове, согласно статистике, установлено оборудование для ветровой генерации 120 МВт энергии и около 30 МВт солнечной. Еще почти 8 МВт вырабатывают биогазовые установки. Правительство ставит задачу к 2025 году обеспечить за счет возобновляемых и зеленых источников треть всей потребности в электроэнергии правого берега Днестра. К указанному сроку из ВИЭ планируется производить 400 МВт, в том числе за счет солнечных панелей — 130 МВт, ветрогенераторов — 120, установок на биогазе — 100, установок прямого сжигания отходов — 30, установок на синтез-газе — 15, гидростанций  — 5 МВт. Цели на период до 2030 года ― 400 МВт за счет ветряных электростанций и 200 ― за счет солнечных.

Такие обязательства молдавское государство взяло на себя в рамках европейской климатической повестки в то время, когда никто не предвидел разразившийся в прошлом году энергетический кризис. Дефицит и подорожание углеводородов сначала на фоне последствий пандемии, а потом военных действий в Украине задал Молдове такой толчок к зеленой трансформации, за которым правительство откровенно не успевает.

«До недавнего времени нашими клиентами были в основном крупные энергокорпорации из дальнего зарубежья, а с недавних пор все чаще обращаются местные бизнесмены, которые хотели бы инвестировать в энергетическую отрасль, — говорит генеральный директор компании Sedera Марчела Лефтер. — Это инвесторы, которые хотят производить и продавать собственную энергию в значительных объемах, то есть видят в этом свой основной бизнес. Также увеличивается количество местных клиентов, которые хотят сэкономить, используя энергию из возобновляемых источников. Речь идет о солнечных электростанциях малой мощности, отдельных ветрогенераторах и различных решениях по отоплению и кондиционированию помещений. Повышение спроса напрямую связано с резким повышением тарифов на электроэнергию».

 

Sedera на рынке девелопмента проектов в области использования возобновляемых источников энергии уже 15 лет, но до сих пор работала преимущественно в Румынии. Сейчас в силу участившихся обращений молдавских инвесторов она расширяет филиал в Кишиневе. «По роду своей деятельности мы не один год растолковывали потенциальным местным инвесторам выгоды вложений в зеленую энергетику, но осознание и реальный рост массового интереса к этой теме пришел только в нынешнем году, когда тарифы значительно выросли», ― отмечает Марчела Лефтер.

Только в портфеле Sedera целый ряд крупных проектов солнечных и ветровых станций в Молдове, суммарная мощность которых составит 130 МВт. А ведь это далеко не единственный девелопер в области ВИЭ в стране.

 

Когда одно не исключает другое

Примечательно, что проекты по внедрению зеленых технологий вынашивают не только новички, но и предприятия, которые уже пользуются альтернативными источниками энергии. Например, на заводе Orhei-Vit еще в 2014 году установили котел для переработки растительных отходов. «На тот момент наш котел был самым современным, — говорит директор предприятия Симион Мудря. — Он произведен в Италии, и его мощность составляет 6 тонн пара в час. Этого хватает на производство 20% потребляемой нашим заводом теплоэнергии».

Однако это предел. Планировать развитие или расширение использования этих технологий довольно сложно из-за дефицита в Молдове растительной биомассы, которая служит топливом для котлов. Поэтому в стратегических планах Orhei-Vit предусмотрен переход и к другим альтернативным источникам энергообеспечения — солнечным или ветровым. Сразу, как только позволят средства.

А вот компания Agroprofi, которая еще с 2015 года использует систему отопления и кондиционирования через геотермальные теплонасосы, рассматривает проект по установке на крыше своего комплекса зданий солнечных панелей мощностью 40 кВт.

«Первоначально мы рассматривали стандартный газовый котел и соответствующие системы охлаждения воздуха и вентиляции, — рассказывает директор компании Владимир Гилёв. —  Но, учитывая, что в 2014 году мы начинали строительство посреди голого поля, перед нами встал вопрос о прокладке линии подводки природного газа. Мы посчитали, сколько это будет стоить, затем рассмотрели возможность отопления и кондиционирования электрическим оборудованием, а потом пригляделись к программе MoSEEF от ЕБРР. Она давала возможность получить грант под высоко энергоэффективные проекты. Мы такой проект подготовили (к слову, он был признан лучшим в 2016 году в категории «Геотермальная энергия» на конкурсе Moldova Eco Energetica, проводившемся под эгидой UNIDO) и получили финансирование, которое позволило покрыть стоимость установки тепловых насосов».

 

Для обеспечения работы системы на территории Agroprofi пробурили 28 скважин глубиной 75 м, и в зависимости от сезона отапливают или охлаждают с помощью теплонасоса 1 100 м² офисно-производственных помещений и 300 м² складской зоны. В итоге удается экономить более 180 тыс. кВт/ч в год на отоплении и около 78 тыс. кВт/ч на охлаждении помещений.

Проект окупился за 5 лет и 5 месяцев. Гарантия на работоспособность системы в целом, то есть без учета изнашиваемых узлов и агрегатов, — 25 лет. «Регламентные и ремонтные работы планирует и проводит компания, которая поставила и устанавливала нам шведское оборудование, — отмечает Владимир Гилёв. — Контракты на работы перезаключаются ежегодно, так что нам не нужно содержать собственных или привлекать сторонних специалистов для обслуживания системы. Полная инспекция, профилактика и ремонт оборудования проводятся при переходе с летнего на зимний режим эксплуатации. На эти процедуры уходят 2–3 дня. Первый частичный ремонт нам провели только в этом году, через 7 лет после начала эксплуатации системы. Кстати, управление оборудованием обслуживающая компания осуществляет удаленно».

 

Бум интереса к энергии солнца

Следует отметить, что внедрение технологий использования энергии солнца происходит в Молдове в настоящее время активнее всего. Главным образом, из-за удобства и финансовой доступности.

«Поставщики предлагают стоимость, при которой окупаемость этого проекта составит около 5 лет, нас такой вариант вполне устраивает, — отметил Петру Бабенко, директор компании Euro Yarns, которая находится на стадии утверждения проекта установки комплекса солнечных батарей. — Стоимость одного киловатта проектной мощности солнечной электростанции — от 800 до 1 000 €. При этом срок от принятия решения до сдачи станции «под ключ» — 2 месяца. При общем потреблении в 600 тыс. кВт в месяц солнечная энергия станет для нас хорошим подспорьем. Кстати, если верить большинству прогнозов, стоимость электроэнергии к будущей весне вновь повысится, а значит, срок окупаемости солнечной электростанции сократится еще».

 

«Потенциальные заказчики всегда интересуются сроками, в которые окупятся их инвестиции в солнечные электростанции, — отмечает Ростислав Зуза, директор компании Compass, специализирующейся на поставках и установке оборудования для солнечной энергетики. — Так вот, если предположить, что цена на электроэнергию стабильна, то лет за 5–6 вложения в солнечную электростанцию мощностью 10–12 кВт полностью вернутся. А так как электроэнергия определенно будет дорожать, то проект окупится уже года через 3–4».

Стоимость солнечной электростанции напрямую зависит от мощности. К примеру, стоимость «под ключ» солнечной электростанции мощностью 10 кВт, с монтажом и всеми разрешительными документами, составляет сегодня около 1 100 € за кВт. Такая станция способна генерировать 10–12 тыс. кВт в год или 1 000 кВт/мес. Этого достаточно, чтобы покрыть текущие затраты не только на электричество, но и на отопление.

Что касается регламентных работ и технического обслуживания солнечных электростанций, тут тоже все просто: по техническим условиям, если 1–2 раза в месяц над станцией идет дождь, то никаких дополнительных работ по очистке солнечных панелей не понадобится.

Гарантийный срок солнечной панели обычно составляет 12 лет. В то же время производители дают 25 лет гарантии на генерацию. «Что это значит? Солнечная панель начинает деградировать с момента ее подключения, но скорость этой деградации около 0,5% в год. По действующим техническим условиям, после 25 лет эксплуатации солнечная панель должна выдавать не менее 85% первоначальной мощности», — разъясняет Ростислав Зуза.

По другим показателям эта с виду хрупкая панель обладает довольно хорошей живучестью. «В общем-то, с панелью ничего фатального произойти не может. Разве что кому-то придет в голову бросить в нее крупный камень или над станцией пройдет град размером с куриное яйцо. Но и здесь, если размер градин не превышает 25 мм, а скорость их падения не более 80 км/ч, опасности для панелей нет — таков стандарт в отрасли», — отмечает Ростислав Зуза.

В развитых странах принято менять солнечные панели по мере окупаемости инвестиций: 6–7 лет, и панели заменяют. Но это вовсе не обязательно, все зависит от желания владельца. Это, как компьютер или смартфон, вы его купили и пользуетесь до тех пор, пока его параметры вас устраивают, затем подбираете что-то новое и более мощное.

 

Требуется теплоизоляция

Государство также стимулирует интерес компаний к зеленым технологиям. Министерство экономики через Организацию развития предприятий запустило Программу ретехнологии и повышения энергоэффективности малых и средних предприятий. Ее бюджет в 50 млн леев был сформирован за счет европейской финансовой помощи. Предприятиям предлагаются средства на техническое перевооружение и замену энергоемкого оборудования на энергоэффективное при оснащении производств установками ВИЭ. Условия получения помощи довольно привлекательные: государство вносит до 50% общей стоимости инвестиций.

Значительная часть предприятий страны, независимо от их профиля, как минимум консультировалась со специалистами и по вопросам разработки и внедрения современных систем теплоизоляции.

Об этом рассказал Сергей Афтенев, глава представительства немецкого бренда красок Caparol в Молдове, который также поставляет комплексные системы утепления фасадов: «Интерес к этой отрасли постоянно растет. Есть понимание, что нынешние энергетические кризисы — далеко не последние, и само время требует эффективной подготовки к вызовам, с которыми мы все можем столкнуться в ближайшее время».

«Правильное применение эффективных и профессиональных систем утепления позволяет экономить до 50% общего энергопотребления. Но важнее финансового фактора забота об окружающей среде. До 30% выбросов углекислого газа в атмосферу, 1,1 млрд тонн в год, приходятся на отопление помещений. Используя современные системы теплоизоляции, мы не только экономим энергоресурсы, но и вносим свой вклад в защиту окружающей среды», — подчеркивает Серджиу Афтенев.

По его оценке, наиболее используемые на европейском рынке системы теплоизоляции сейчас присутствуют и в Молдове. «В странах ЕС особое внимание уделяется теплоизоляции экологическими материалами, такими как древесное волокно, целлюлоза, шерсть, пеностекло, конопля. У нас к этой проблеме подходят гораздо более узко, — поясняет глава Caparol в Молдове. — Для теплоизоляции фасадов используют материалы на основе полистирола или минеральной ваты. Полистирол — продукт химической промышленности, применение которого не позволяет полностью исключить вредные выбросы в атмосферу. Минвата — на 100% экологически чистый продукт, получаемый из песка или камней. Однако соотношение их использования 25 к 75%. Это связано с трудозатратами, дополнительными материалами и более дорогими теплоизоляционными комплектующими».

В Евросоюзе при выборе систем теплоизоляции приоритет отдается комбинированным решениям, которые сложнее в применении, но более эффективны. «Если в Молдове кубометр полистирола или ваты стоит от 70 до 150 €, то в ЕС за кубометр передовых экологических материалов платят нескольких сотен евро. Но самая существенная разница не в типе теплоизоляционного материала, а в толщине слоя, наносимого на стену. В Молдове это в среднем 8–10 см, в ЕС — 15–20 см. Так что выбор системы утепления требует как комплексного анализа технических данных здания, так и желания собственника получить зеленый сертификат для своего дома», — отмечает Серджиу Афтенев.

 

Диалог возможен

Дополнительно подстегнуло внедрение зеленых технологий принятие этим летом поправок в закон «О продвижении использования энергии из возобновляемых источников» (№ 10 от 26.02.2016 года). Они упростили условия сдачи в эксплуатацию малых объектов генерации зеленой энергии из возобновляемых источников. Показательно, что инициировали изменения частные пользователи и компании, желающие создать такие станции.

«У этих компаний были в наличии и проектные мощности, и технологии. Но при сроке монтажа оборудования в 2–3 дня на подготовку и заверку пакета документов, необходимых для сдачи объектов в эксплуатацию, уходило  полгода (!). Дело в том, что закон устанавливал одинаковые правила и для малых, и для крупных объектов, ― рассказывает глава компании-девелопера проектов в области зеленой энергетики MegawattPlus Вячеслав Молдован. ― Гражданам и предпринимателям удалось достучаться до правительства, которое обратилось в парламент с предложением сформировать коллегиальный орган для разработки соответствующих поправок. За время совместной работы мы убедились, что молдавские законодатели вполне открыты к рациональным идеям. Точки соприкосновения, позволившие сдвинуть с места процесс «внедрения в массы» малой зеленой энергетики, найти удалось».

В итоге сейчас подготовка документов для станций малой мощности, предназначенных для покрытия собственного потребления, занимает 2–3 недели.

Поправки коснулись также еще одного крайне важного момента: было смещено начало отсчета годового взаимозачета излишков произведенной электроэнергии с применением механизма нетто-учета (net-metering), чистого учета потребления энергии. «Речь идет о том, что когда некий частный владелец устанавливает себе, допустим, солнечную электростанцию. В определенные периоды ему удается сгенерировать энергии больше, чем необходимо для его нужд, и тогда излишек поступает в общую сеть и используется кем-то из соседних потребителей, ― разъясняет Вячеслав Молдован. ― Согласно принципу механизма нетто-учета, возврат «одолженной» таким образом энергии производится не в денежном, а в киловаттном эквиваленте. Происходит взаимозачет. В течение дня владелец станции одалживает энергию местной сети, а в темное время суток они ему возвращаются в том же объеме. Ежемесячно составляется баланс. Однако если в конце учетного года количество переданной в общую сеть энергии превышает объем электрической энергии, потребленной хозяином станции, поставщик, с которым у него заключен контракт на поставку электроэнергии, рассчитывается с ним деньгами по среднему закупочному тарифу прошедшего года».

До вступления в силу законодательных изменений действовало положение, что взаимозачеты покрываются и выводятся в ноль 1 января. То есть владельцы, накапливавшие киловатты в теплый период и намеревавшиеся воспользоваться ими в холодный сезон, могли сделать это только в декабре. Затем им выплачивали некий номинальный остаток деньгами, которые совершенно не покрывали затраты на приобретение электроэнергии в январе и феврале. А вот сэкономленных ранее киловатт вполне хватило бы.

«Внесенные поправки определили, что днем обнуления взаимозачетов будет 1 апреля. Такой подход видится правильным и логичным. Более того, стимулирует домовладельцев и предпринимателей устанавливать больше генерирующих  мощностей, а в среднесрочной и длительной долгосрочной перспективе приведет к переориентации значительного количества систем отопления с газа на электричество», ― отмечает глава MegawattPlus.

 

Фактор балансировки

Впрочем, уже в нынешнем году сообщения о появлении новых станций малой мощности ― до 1 МВт и более ― стали появляться довольно часто. В феврале в Криулянском районе заработала крупнейшая в Молдове солнечная электростанция мощностью 2,8 МВт. Комплекс состоит из 7,4 тыс. солнечных панелей, установленных на площади в 8 га. Его стоимость достигает 4 млн €. За световой день комплекс способен произвести около 18 тыс. кВт электроэнергии, а его годовая производительность превышает 3 млн кВт/ч.

В Гагаузии, в селе Дезгинжа, начинается строительство станции солнечной энергии мощностью 1 МВт. Инвестора привлекла местная администрация. Станция стоимостью 700 тыс. € займет 1 га.

Между тем, функционирование именно крупных станций может столкнуться в Молдове с проблемами. С 1 июня в стране действуют новые правила рынка электроэнергии, касающиеся финансовой ответственности за дисбаланс. Введенная система предусматривает планирование генерации по часам. Соответственно, если участник рынка берет обязательство выработать, скажем, с 13:00 по 14:00 1 МВт, но в указанный период его не вырабатывает (солнце не выглянуло из-за туч, или не было ветра), он вынужден будет за это заплатить. Участники рынка это понимают, и все бы ничего, но ценник на возмещение невыработанной энергии несоизмерим с ценами внутри рынка.

 

«Например, частные генерирующие компании продают энергию госпредприятию FEE-Nord по 88 банов за кВт, а в случае ошибки прогноза и срыва плана выработки энергии, в большинстве случаев не по их вине, вынуждены докупать ее по 5–6 леев за кВт. Это среднеевропейская цена, к которой у нас привязали отрасль, — разъясняет ситуацию Вячеслав Молдован. — Электросети Молдовы балансируются или Украинской энергетической системой, или Молдавской ГРЭС, и расценки на это крайне высоки. Очевидно, что месяца работы в подобных условиях вполне хватит, чтобы разорить любой бизнес, связанный с генерированием значительных объемов электроэнергии из возобновляемых источников».

Специалисты настаивают, что у проблемы может быть приемлемое решение. Летом нынешнего года при содействии Европейского энергетического сообщества в Кишиневе состоялся ряд семинаров, посвященных стратегии развития энергетической отрасли в Молдове до 2050 года, и многие компании, в том числе Moldelectrica, представили на них готовые концепты технических проектов. Теперь нужно стратегическое видение государства, чтобы из всего многообразия предложенных решений создать единую систему, гарантирующую энергетическую безопасность страны.

 

«Электричество — самая удобная форма передачи энергии, но его сложно хранить. К тому же это обходится очень дорого. Поэтому нужны новые генерирующие мощности, которые следует приспособить под нужды балансировки. А самое главное — предсказуемые правила функционирования энергетической отрасли или стабильный тариф, установленный на 10–15 лет», ― отмечает Вячеслав Молдован.

 

Процесс и его уязвимости

Закон «О продвижении использования энергии из возобновляемых источников» подразумевает три основные схемы государственной поддержки проектов зеленой генерации. Первая нацелена на стимулирование появления крупных энергетических проектов и состоит в том, что крупные компании, для которых энергетика — основной вид бизнеса, выиграв аукцион на реализацию проекта, получают гарантированную цену на поставку вырабатываемой ими электрической энергии. Между такой компанией, выступающей в роли центрального поставщика, и «Энергокомом» заключается соответствующий договор сроком на 15 лет.

Вторая схема — фиксированный тариф — предназначена для компаний, генерирующих энергию в объемах до 1 МВт. Тут конкурсы не предусмотрены, так как логика в том, чтобы привлечь в отрасль представителей среднего и малого бизнеса из других отраслей, не связанных с энергосектором, и простимулировать установку генерирующих мощностей в непосредственной близости от мест потребления электроэнергии. Тариф на закупку электроэнергии в данном случае устанавливается решением Национального агентства по регулированию в энергетике (НАРЕ). Договор также заключается с центральным поставщиком сроком на 15 лет.

Третья схема нацелена на компании и частные домовладения, генерирующие энергию в малых объемах. Это механизм нетто-учета или net-metering, о котором речь шла выше. Так вот механизм поддержки станций малой мощности действует более или менее адекватно, в то время как развитие крупных проектов сталкивается со сложностями.

«Содействие устранению недочетов в вопросах регулирования энергетической отрасли стало одним из наших приоритетов, ― отмечает исполнительный директор бизнес-ассоциации AmCham Мила Малайрэу. ― В нынешних условиях обеспечение энергетической безопасности Молдовы созданием значительного числа генерирующих мощностей, использующих возобновляемые источники, органически вписывается в общеевропейские концепции. Постоянно находятся иностранные партнеры, которые готовы помочь Молдове обеспечить ее энергонезависимость. Однако до сих пор в стране не было проведено ни одного аукциона на право реализации крупных проектов. Сдвинуть с места эту проблему можно только в диалоге с правительством, и он идет, причем довольно давно. Но только недавно, власти заявили, что планируют организовать аукцион в обозримом будущем».

Фиксированный тариф тоже оказался нестабильным: НАРЭ меняет методологию его расчета каждые 2–3 года. Между тем, по-настоящему значимые объекты в электроэнергетике могут строиться от 2 до 5 лет (от начала проектирования до запуска и выхода на проектную мощность). И если инвестор начал строительство при одних ценах на энергоносители, а закончил при других, то тарифная политика государства просто выбивает у него почву из-под ног.

Подобное случилось, в частности, с крупными инвесторами, которые были вынуждены заморозить запуск станции по выработке биогаза из мусора. В 2020 году, когда НАРЕ установил тариф на закупку электроэнергии, выработанной биогазовыми установками, в 1,84 лея за кВт, компания начала готовить проект, провела поиск возможных площадок, сформировала логистические схемы, позволяющие и подключить станцию к электросетям, и обеспечить ее сырьем. Однако в 2022-м году, когда у инвесторов было все готово, НАРЕ диверсифицировал расценки и снизил тариф именно на энергию, сгенерированную из мусора, с 1,84 до 1,31 лея. В итоге проект утратил рентабельность.

«С принятием в 2013 году постановления правительства № 102 «Об Энергетической стратегии РМ до 2030 года» обеспечение роста использования энергии из возобновляемых источников было признано одним из стратегических приоритетов государства, ― отмечает Ростислав Зуза. ― Если оглянуться на прошедшие 9 лет, можно уверенно сказать, что определенный прогресс в этой отрасли есть, количество пользователей различных схем получения энергии солнца, ветра и т. д. постоянно растет. Но проблем сегодня нет лишь с созданием небольших объектов, а вот в развитии крупного бизнеса, станций мощностью в мегаватт или в десятки мегаватт, есть определенные сложности. Это довольно рискованный сектор, который остро нуждается в стимулировании со стороны государства, продолжении работы над совершенствованием законодательства и обеспечении тарифа, выгодного потребителю».

«$200–300 тыс. здесь практически ничто, тут считают миллионами, — отмечает Марчела Лефтер. — Стадия разработки проекта может длиться от 2 до 5 лет, однако уже готовый проект не всегда удается реализовать. По различным причинам, чаще всего из-за отказа контролирующих  структур предоставить те или иные согласования или разрешения. А деньги в разработки вкладываются немалые. Если, например, разрабатывается проект станции, генерирующей энергию ветра, так только замеры на месте будущего строительства объекта рекомендуется производить не менее года. Это нужно, чтобы получить как можно более полное представление о сезонных циклах. И только потом можно начинать первые расчеты. Так что инвестиции в проектирование довольно ощутимые».

«Энергетика — не та отрасль, где можно принимать и менять важные решения в течение дня или месяца. Между тем, на данный момент правительство не дает отрасли ясного сигнала о понимании, как будет выглядеть энергобаланс в Молдове через 15–20 лет, и каковы конечные цели обсуждаемых стратегий. Соответственно, нет возможности верно расставить приоритеты и определить текущие задачи. А ведь при грамотном подходе Молдова вполне может перейти из разряда стран, зависящих от иностранных поставок, в нетто-экспортеры электроэнергии. Нужны всего лишь правильные инструменты поддержки отрасли и не меняющиеся конъюнктурно, а четко поставленные цели со стороны государства», — настаивает Вячеслав Молдован.

Проект для страны

При всей активности процесса расширения рынка генерации зеленой энергии его участники, очевидно, движутся с разной скоростью. Представители отрасли уже заглядывают в будущее, ориентируясь на международный опыт, между тем, правительству еще предстоит научиться думать стратегически. Казалось, что толчком для него станет прошлогодний прецедент с Молдавской ГРЭС, когда в октябре-ноябре 2021-го она, прикрываясь особенностями планирования закупок природного газа, довела ситуацию в энергетическом секторе Молдовы до дисбаланса почти в одну шестую часть потребленной энергии. Недостающую энергию пришлось в экстренном порядке докупить в Украине. Ситуация в полной мере продемонстрировала уязвимость и нестабильность молдавской энергосистемы, но все же не задала начала Green Transition в Молдове как всеобъемлющего процесса.

 

«Энергетическая система должна быть ориентирована на новые стратегические приоритеты и решения. ВИЭ вполне могут стать основой генерации энергии в нашей стране, но это требует понимания функционирования зеленой энергетики как со стороны государства, так и со стороны всех, кто желает стать участником данного рынка. А главное — долгосрочных расчетов, а не бесконечной игры тарифами и транскрибирования чужих законов. У нас недостаток традиционных источников энергии. На данный момент на внутреннюю генерацию приходятся лишь 20% необходимого стране объема электроэнергии. И как бы мы ни старались, существующий потенциал генерирующих мощностей не покроет внутренний спрос. А если данный потенциал использовать более рационально и приспособить для нужд балансировки в сочетании с увеличением установленных мощностей зеленой энергии, то вопрос энергетической безопасности страны мог бы быть решен. Бурный, но неконтролируемых процесс генерации электрической энергии из возобновляемых источников тоже опасен, ведь нагрузка на сети существенно возрастет, а без этого накачка системы зеленой энергией создает угрозу инфраструктуре. В целом, принимаемые решения видятся благоприятными для страны, дан толчок отрасли, придут инвестиции, появятся новые предприятия, повысится количество генерируемой в стране энергии… Но пока это кубики, разбросанные по полу: они есть, но домик из них не складывается», ― заключил нашу беседу Вячеслав Молдован.

 

«Если рассуждать о возможностях для Молдовы стать экспортером электроэнергии, то они вполне реальны. Но импорт-экспорт любого товара начинается с налаживания инфраструктуры. А сейчас ее нет. Наша страна осуществила техническое подключение к европейским сетям номинально. На самом деле это Украина перекрыла рубильник на Россию и включила на Европу, а мы воспользовались этими обстоятельствами. Нашей заслуги в этом нет, и самое главное ― нет готовности к взаимодействию с европейской энергосистемой. Поэтому в первую очередь Молдове необходимо закончить строительство трех высоковольтных линий электропередачи, которые соединят нашу электросеть с румынской: Бельцы — Сучава, Кишинев — Яссы и Вулканешты — Галац. Только тогда мы сможем уверенно экспортировать излишек сгенерированной нашими мощностями электроэнергии. Но все это — задача государства», ― отметила в завершение Марчела Лефтер.

Возможно, было бы лучше и проще, если бы нынешний энергетический кризис произошел лет на 5 раньше. Ведь еще 2–3 года назад стоимость солнечной электростанции выходила на 20–30% меньше, чем сегодня. Но даже в нынешнее время зеленый переход Молдовы представляется реализуемой идеей при условии открытости всех заинтересованных сторон и желании слышать друг друга. Стань Green Transition проектом для страны, тем самым, который так долго и пока безрезультатно ищут политики, то, как заметил Ростислав Зуза, «останется чуть-чуть либерализовать операционное пространство зеленой энергетики, отсечь лишних посредников, и рыночные отношения сами придут в состояние равновесия, взаимной выгоды и высокой эффективности».

 

Наталья УЗУН, Семен НИКУЛИН

Ați găsit o eroare în text? Selectați-l și apăsați CTRL+ENTER

Нашли ошибку в тексте?
Сообщите нам!

Сообщить об ошибке

ВАМ ТАКЖЕ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены (*).

21 дн. 15 час.

193-194

Реклама в ВС