24/01/2023

Темная сторона молдавской экономики
 Темная сторона молдавской экономики Тема номера

Теневая экономика всегда была фактором дестабилизации, а сегодня приобретает все более угрожающие размеры. Хотя этот феномен сопровождал весь период построения новой молдавской экономической системы, сейчас он усилился в результате энергетического кризиса и последствий военных действий в Украине. Предприниматели, в особенности собственники малых и средних предприятий, все чаще встают перед выбором: закрыть предприятие или принять правила теневой игры.

ГОВОРЯЩИЕ ЦИФРЫ

Влияние теневой экономики осознают и предпринимательское сообщество, и власть. Неслучайно необходимость снижения этого фактора зафиксирована в стратегии «Молдова–2030». Этим объясняются и последние попытки правительства законодательно обуздать «тень».

Сегодня в гораздо большей степени, чем несколько лет назад, государство страдает от недостатка средств, т. к. его расходы увеличились, а доходы снизились. Входящая в рецессию молдавская экономика в III квартале 2022 года потеряла 10,3% ВВП в реальном выражении (по итогам трех кварталов спад составил 4,1%). Объем чистых налогов за девять месяцев сократился на 8,7%. В минусе оказались все производственные сектора. Снизились объемы производства: в сельском хозяйстве — на 21%, в перерабатывающей промышленности — на 13, в добывающей — на 33%. В строительстве спад составил 5%, операции с недвижимостью сократились на 20, а прочая деятельность в сфере услуг упала на 35%. Уменьшились и объемы торговли на 12%. В плюсе только финансовый сектор (18% в годовом выражении), гостиницы и рестораны — 13%, а также информационные технологии, связь и коммунальные предприятия.

Согласно данным Национального бюро статистики, в 2021 году количество работников, которые трудились нелегально, достигло почти 200 тыс. человек. Большинство из них в сельском хозяйстве, строительстве, торговле и других отраслях. Для работников это означает низкие пенсии, пособия и недоступность медицинских услуг, для работодателей — нелояльную конкуренцию, для государства — недостаток средств на развитие, который отражается на всех гражданах.

В этом контексте можно рассматривать и коррупцию, из-за которой Молдова теряет $2,77 млн в день. Это данные эксперта по маркетингу Кенана Кардика, предоставленные в ходе воркшопа «От молчания — к действию», организованного Региональной антикоррупционной инициативой (RAI).

Если бы Молдове удалось преодолеть последствия теневой экономики, минимальная пенсия, по подсчетам специалистов Expert-Grup, достигла бы 3500 леев. Но доходы бюджета социального страхования позволяют сегодня выплату средней пенсии в размере 2300 леев. Она выше только благодаря трансфертам из государственного бюджета. В 2022 году дефицит бюджета соцстрахования составил 5 млрд леев, в 2023-м ожидается на уровне 6 млрд, а в 2024 году достигнет 7 млрд, если не будут предприняты эффективные меры.

КАК РАСШИРИТЬ НАЛОГОВУЮ БАЗУ

«Из-за теневой экономики страна ежегодно теряет около 15 млрд леев, —отмечает исполнительный директор Expert-Grup Адриан Лупушор. Бюджетный дефицит становится хроническим, и, согласно ожиданиям Министерства финансов, в 2023 году он может превысить 18 млрд леев или составит 6% ВВП».

В то же время специалисты считают, что сегодня не время для налогового прессинга. «Необходимо расширение налогооблагаемой базы, а это возможно только через предоставление предприятиям стимулов для выхода из тени», — настаивает Адриан Лупушор.

Власти анализируют внедрение мер по двум направлениям: предотвращению недекларируемого труда и санкциям. В этом контексте больше внимания они намерены уделить деятельности Государственной трудовой инспекции, которая до недавних пор была ограничена в полномочиях. В частности, инспекторы не имели права проводить внезапные проверки на предприятиях, только плановые.

Показательна практика других стран. В Грузии, где в начале 2000-х закрыли трудовую инспекцию из-за рисков коррупции, через 10 лет восстановили ее работу.

«В Румынии, чья экономика в шесть раз больше  молдавской, трудовая инспекция идентифицирует ежегодно около 6 000 случаев незадекларированного труда, — говорит министр труда и социальной защиты Марчел Спатарь.  — Мы должны были бы около 1 000, а в реальности выявляем не более 80».

Министр считает, что вывести из тени экономику можно, выдавая недорогие патенты на трудовую деятельность — по 1 000 леев. «Множить льготные режимы легко, но нам необходимо добиваться устойчивости экономики», — настаивает Марчел Спатарь.

Между тем председатель парламентской Комиссии по социальной защите, здравоохранению и семье Дан Перчун предлагает отслеживать легальность деятельности отраслей и предприятий  при предоставлении им льгот. К примеру, если строительная компания выиграла тендер, то нужно проверить уровень заработной платы ее работников, или если агропредприятию предоставляют субвенции, их вклад в бюджеты социального и медицинского фондов страхования.

ТРУДОВОЙ ИНСПЕКЦИИ ДАЛИ ЗЕЛЕНЫЙ СВЕТ

Для усиления роли Государственной трудовой инспекции ее реорганизовали и повысили зарплаты сотрудникам. Теперь планируется усовершенствовать критерии риска, по которым инспекторы устанавливают факты незадекларированного труда.

Кроме того, теперь трудовая инспекция и налоговая служба могут обмениваться данными.  Это предусматривают поправки в законодательство, принятые в декабре 2022 года. В частности, Гострудинспекция будет уведомлять Налоговую о случаях обнаружения в деятельности работодателя фактов использования нелегального труда или выплаты заработной платы и иных вознаграждений без отражения в бухгалтерском учете. Сообщить об этом инспекторы обязаны не позднее 10 дней со дня установления подобного факта.

Трудовые инспекторы теперь могут также применять в ходе проверок так называемые косвенные методы и источники. Напомним, что ими по закону располагает Государственная налоговая служба для определения налогооблагаемой базы налогоплательщиков. Критерии — средняя заработная плата на предприятии для работников с аналогичной деятельностью (без учета зарплаты высшего руководства), а также средняя зарплата по отрасли. Еще одним показателем будет наибольший размер вознаграждения, указанный в коллективном договоре на отраслевом уровне и/или в коллективном договоре предприятия. Кроме того, может быть учтена информация, полученная в результате обмена данными между госорганами, а также другие сведения, которые установит правительство.

Также законодательство дополнено новым основанием для проведения проверок. Их можно проводить внезапно в случае наличия сведений или признаков нарушений, подтвержденных доказательствами.

Кроме того, трудовая инспекция уполномочена не только констатировать нарушения, предусмотренные ст. 551 и 552 Кодекса о правонарушениях, но и применять санкции (от 60–90 у. е. до 1 000–1 500 у. е.) за недекларированный труд и выплату зарплат в конвертах. До сих пор штрафы за подобные нарушения применялись по решению судебной инстанции.

А КАК ЖЕ ПРЕЗУМПЦИЯ НЕВИНОВНОСТИ?

В контексте нововведений некоторые специалисты напоминают о презумпции невиновности, которую устанавливает 21-я статья Конституции РМ. «Лицо считается невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана в законном порядке и установлена приговором суда, — говорит директор компании Concept Сергей Темрин. — Кроме того, в широком доступе нет статистики по средней заработной плате в разрезе отраслей. Этот вопрос нужно снять, но до введения изменений, а не после. Никто не отрицает роль косвенных методов, но они должны быть вспомогательными доказательствами, иначе нас ожидает рост доносов, вызванных трудовыми конфликтами».

Насколько целесообразно наделять инспекторов по труду новыми полномочиями, когда все инструменты есть у налоговой службы, вопрос дискуссионный. С 2018 года, когда ввели отчет IPC, данные у ГНС есть, и это позволяет проводить камеральный анализ, не выходя из кабинета. ГНС с персоналом в полторы тысячи человек и данными, которые сегодня используются ограниченно, могла бы предоставлять информацию и налогоплательщикам, и самим работникам, которые соотносили бы сведения по зарплате со средними по отрасли.

СУБВЕНЦИИ ПРИ РОСТЕ ЗАРПЛАТЫ

Министерство труда и социальной защиты разработало новый механизм стимулирования работодателей — субвенции при росте зарплаты. Проект вынесен на публичное обсуждение, но в парламенте пока не рассматривался. 

В частности, ведомство предлагает субсидировать социальные выплаты предприятий. Если работодатель повысит зарплату работника, то в последующие два года (2023–2024) государство возвратит ему взносы, уплаченные в социальный и медицинский фонды страхования. Чтобы воспользоваться льготой, работодатель, согласно проекту, должен увеличить заработную плату работника не менее, чем на 50%. При этом в период реализации меры она не может быть уменьшена ниже уровня дохода с момента подачи заявления.

Авторы документа считают, что, оказывая поддержку бюджетникам для смягчения последствий инфляции, государство должно продвигать аналогичные меры и для работников частного сектора. Как ожидается, помимо того, что проект предусматривает сокращение налоговых издержек работодателей, связанных с повышением заработной платы, он снизит привлекательность незадекларированнного труда.

Бенефициарами этой меры могут стать работодатели, в т. ч. действующие в сельском хозяйстве, и физлица, практикующие частную врачебную практику. Ее субъектами не смогут быть руководители предприятий и лица, работающие в компании менее года или на условиях неполного рабочего времени.

Если проект будет утвержден, работодатель получит возмещение в размере 100% его взноса в фонд соцстраха, связанного с повышением заработной платы, а работник освобожден от уплаты взноса в фонд медстраха.

Согласно проекту работодатель сможет воспользоваться этой льготой только раз в отношении каждого работника. К работнику же мера может быть применена неоднократно, но только при смене работодателя.

НАЧИНАТЬ РОСТ ЗАРПЛАТ С 30%

Эксперты и представители бизнеса встретили предложение сдержанно. «Мы считаем, что минимальный порог повышения заработной платы можно установить на уровне 20–30%, а не 50%, как предлагают авторы проекта, — говорит исполнительный директор Ассоциации иностранных инвесторов FIA Анна Гроза.  — Резкое повышение вознаграждений сегодня бизнесу не под силу, если учитывать кризисную ситуацию. Наши инвесторы уже начали повышать заработную плату своим сотрудникам, и целесообразнее изменить это положение, начав рост с 30%».

Несогласие вызвало и то, предложение может касаться только сотрудников, которые отрабатывают полную норму, и не затрагивает топ-менеджеров. «Кроме того, предлагаемые положения не соотносятся с пенсионным законодательством, предполагающим обязательные выплаты в соцфонд для пополнения социального стажа. Эти моменты необходимо доработать», — отметила Анна Гроза.   

Юрий Чичибаба, бывший замминистра финансов, а ныне управляющий партнер компании Taxaco и председатель налогового комитета Amcham, предложил протестировать нововведение в период действия комиссии по чрезвычайной ситуации.  Он аргументировал свою поддержку проекту тем, что «в любом случае эти средства не попадают в соцфонд, и государство перенаправляет почти 5 млрд леев на выплаты пенсий». «Почему бы не опробовать эту меру в момент, когда принятие подобных решений упрощено компетенциями комиссии по чрезвычайной ситуации? Можно было бы провести это предложение не законом, а решением, минуя парламент», — заметил Юрий Чичибаба.

МИНФИН ПРЕДПОСЫЛОК НЕ ВИДИТ

Реакция Министерства финансов на инициативу коллег по правительству оказалась неоднозначной. По словам главы ведомства Думитру Будиянски, «государство может субсидировать создание рабочих мест, временной занятости, роста зарплат и кредитование компаний. Все это предполагают отчетность, а значит, выход из тени. В этом смысле субвенции на рост зарплат могут быть внедрены в качестве временной и дифференцированной меры. Но если распространить ее на всех, то бюджет однозначно потеряет». «Принятие подобных мер оправдано в годы, когда намечается тренд роста экономики и фискальной базы. Учитывая то, что следующий год будет сложным, предпосылок для внедрения этой меры мало», — настаивает министр. По поводу того, чтобы правительство в период действия чрезвычайной ситуации утвердило и протестировало меры, стимулирующие выход бизнеса из тени, он заметил, что комиссия может инициировать изменения законодательства только в области энергетики, т. к. чрезвычайная ситуация объявлена в этой сфере.

Между тем эксперты констатируют: во время пандемии уровень неформального труда в Молдове снизился. Причина в том, что компании, которые его используют, изначально более подвержены всякого рода шокам. Они не могут кредитоваться и пользоваться мерами поддержки государства. Однако причины возникновения феномена незадекларированного труда не ограничиваются желанием предпринимателей оптимизировать растущие расходы. Нередко они объективны. Причины — усложненный учет работников, громоздкое законодательство и существующие правовые пробелы.

НЕУЧТЕННАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Вот один из показательных примеров: когда при отказе работника продолжать работу, договор с ним продолжает фигурировать в базе данных Госинспекции по труду. Он де-факто не аннулируется, и инспектор при проверке может наложить на компанию штраф.

Для предприятий, в которых работают менее девяти человек (а таких в Молдове большинство), нет необходимости разрабатывать сложный учет, говорят предприниматели. «Как ни парадоксально, в строительстве и сельском хозяйстве, куда государство вкладывает больше всего средств через субвенции и крупные инфраструктурные проекты, чаще всего используется незадекларированный труд», — отмечает Адриан Лупушор.

В сельском хозяйстве, где трудится почти четверть населения (23%), больше всего проблем, связанных с теневой экономикой. В 2021 году в качестве поденщиков на сельхозработах были зарегистрированы только 8 000 человек, а в НКСС встали на учет и того меньше — 1 000, хотя статистика говорит о том, что таких работников намного больше.

Причина в неурегулированности законодательной базы, считает глава Министерства  сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности Владимир Боля. «Чтобы устранить это несоответствие, в 2022 году внесены изменения в Закон о поденных работах, действующий с 2019 года, а также положения в законодательство в сфере животноводства, — говорит министр. — В частности, конкретизированы положения о том, сколько животных может выращивать производитель, не имея обязательств перед государством. В настоящее время министерство работает над уточнениями и для полеводческой отрасли, а именно, до каких размеров обрабатываемых угодий фермер не обязан регистрироваться в какой-либо форме предпринимательской деятельности».

Необходимы и новые регламенты, касающиеся крестьянских хозяйств. В Молдове их более 116 тысяч. Изначально это семейный бизнес, в котором землю обрабатывают члены семьи-собственника, но в реальности сегодня в этом качестве работают крупные хозяйства, на двух, а то и трех тысячах га. Одна семья однозначно справиться с такими площадями не может без использования поденного труда.

НЕТОЧНОСТИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

Как признает Владимир Боля, «нередки случаи, когда сады, в которых применяется ручной поденный труд, регистрируются, как поля. При этом стоимость регистрации садов и земель очень высока. Один этот аспект дает представление о масштабах налоговых уклонений и степени нелояльной конкуренции, с которой приходится сталкиваться законопослушным предпринимателям. «Они требуют установления четких правил. Сейчас мы ведем дискуссии о максимальной площади обрабатываемых угодий (предположительно до 50 га), на которых сможет работать крестьянское хозяйство. Всем, у кого площади выше, будет предоставлена возможность в течение2023 года перерегистрироваться», — сообщил министр.

Предприниматели жалуются, что работники не хотят регистрироваться, потому что теряют статус безработного. «Мы должны добиваться хотя бы сравнительного уравнивания зарплат поденщиков и лиц, работающих по индивидуальному трудовому договору, — говорит по этому поводу Владимир Боля. — Но практика показывает, что работники отказываются от договоров, особенно после принятия в этом году изменений в законодательство, когда к статусу безработного была добавлена возможность работать 120, а не 90 дней в году, а также получать ежедневно оплату на руки, а не на карточку, как практикуют в крупных агрохолдингах». 

Еще более тревожные цифры приводит Анна Михайлов, исполнительный директор Фонда Фридриха Эберта в Молдове, который на протяжении четырех лет анализировал проблемы поденного труда. «Когда в 2018 году парламент принимал новый Закон о поденных работах, мы предупреждали о заложенных в нем рисках из-за обязательства поденщика самому вносить социальные и медицинские взносы, — говорит эксперт. — К сожалению, уровень неформального труда в аграрном секторе остается высоким. По данным статистики, в 2020 году он составлял 115 тысяч человек, которые остались без услуг, а бюджет — без взносов. В 2019 г. в кассе соцстраха зарегистрировались не более 80 человек, в 2020 году — всего 37. Это скандальная цифра, которая свидетельствует о глубине проблемы. Мы попытались проанализировать и медицину, но данных нам в медфонде не предоставили».

ВАУЧЕР ДЛЯ ПОДЕНЩИКОВ

Министерство труда и соцзащиты совместно с Министерством сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности готовят новый инструмент, который призван вывести из тени поденных работников. Это ваучер, подобный тому, который используется в Польше, Италии и других странах ЕС.

«Пока детально говорить об условиях его действия и стоимости рано, но суть в том, что приобретать документ будет работодатель на сумму, которая покроет вклад работника в фонд социального страхования, — говорит Марчел Спатарь. — Выдаваться ваучер будет работнику за каждый отработанный день. Сейчас прорабатывается способ его оцифровки».

Эксперты Фонда Фридриха Эберта видят ваучер как промежуточное решение, которое позволит процесс вовлечения поденщиков в правовое поле. «Окончательным решением должны стать индивидуальные трудовые договоры, — говорит Анна Михайлов. — Молдова — маленькая страна, и нам не нужны цифровизация и дроны, чтобы идентифицировать хозяйства, которые работают в нелегальном поле. В этом году введены санкции для сельхозпроизводителей, незаконно использующих труд поденщиков, но они не касаются отсутствия реестров, только их несоответствующего оформления. Закон еще требует доработки».

СПОРНЫЕ ПАТЕНТЫ

Центр Expert-Grup совместно с Альянсом малых и средних предприятий подготовил исследование о том, что больше всего мешает деятельности в секторе МСП. Участники опроса отметили две причины: отсутствие широкого доступа к финансам и нелояльную конкуренцию. Тем не менее, в Молдове уже более десяти лет безуспешно пытаются аннулировать еще один очаг теневой экономики — патенты на розничную торговлю.

Нет ничего более стабильного в Молдове, чем переход от патентов к организованной торговле, говорят эксперты центра. Он длится с 2008 года. Согласно налоговой политике на 2023 год период действия патентов опять продлен — до середины года. А в декабре 2022-го парламент принял в первом чтении законопроект, предлагающий увеличить этот срок до 2 лет.

Причина в том, объясняет Дан Перчун, что анализ, который подготовили депутаты, показал: многие патентообладатели — люди в возрасте, торгующие на рынках. «Сегодня лишать их заработка, заставив срочно сменить форму деятельности, было бы неправильно, — настаивает депутат. — Тем не менее, мы анализируем возможность упростить для них этот сложный шаг, нивелировать налоговые уклонения, отделив мелкого агропроизводителя, который продает свое молоко на рынке, от крупного торговца, который создал сеть и торгует одеждой из Турции».

«Новые патенты не выдаются с 2016 года, и у людей было достаточно времени, чтобы выбрать, к примеру, индивидуальную деятельность, — настаивает Юрий Чичибаба. — В нашем законодательстве есть все для этого. И бабушка, которая продает молоко своей коровы на рынке, освобождена от налогообложения. А если необходимы какие-либо дополнительные положения, мы предлагаем разработать Закон о рынках и прописать в нем все, что касается мелкой торговли, но оставлять этот очаг нелояльной конкуренции нельзя. Тем более что с 1998 года стоимость патента не повышалась».

У представителей бизнеса тоже немало предложений по искоренению теневой экономики. Среди них, в частности, пересмотр размера налогов на зарплату, упрощение отчетности и снижение затрат на ведение бизнеса, сокращение наличных денег в экономике, исключение патентов в коммерции за счет упрощенного перехода к другим правовым формам ведения бизнеса, повышение минимальной заработной платы до 5 000 леев и др. Предложения бизнес-сообщества касаются также пересмотра системы штрафов за незадекларированную работу и возможности применения санкций не только к работодателю, но и сотрудникам, которые допускают подобные явления.

Свое мнение есть и у представителей профсоюзов: они предлагают разработать национальный план конкретных действий. В правительстве идею поддерживают, но отмечают, что такой план должен быть разработан в рамках трехсторонней комиссии по коллективным переговорам и стать «живым» соглашением заинтересованных сторон. С этим трудно не согласиться, остается лишь дождаться, когда слова преобразятся в действие.

Елена БУЮКЛИ

Ați găsit o eroare în text? Selectați-l și apăsați CTRL+ENTER

Нашли ошибку в тексте?
Сообщите нам!

Сообщить об ошибке

ВАМ ТАКЖЕ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены (*).

21 дн. 15 час.

193-194

Реклама в ВС